Мы сохраняем историю Югры!

«Он хотел стать учителем», посвящается 115-летию со дня рождения Животикова Павла Кузьмича

115 лет назад в с. Быстрянское Алтайского края родился Животиков Павел Кузьмич, ученый-лингвист,  исследователь хантыйского языка и один из создателей письменности на хантыйском языке, ректор Тобольского педагогического института (1952-1964 гг). Павел Кузьмич за свою многолетнюю деятельность награжден орденом «Знак Почета» (1959 г.); «За доблестный труд» (1951 г.), нагрудным знаком «Отличник народного просвещения». В 1942 г. Павел Кузьмич был призван в Красную армию.  В Сталинградской битве был ранен, и награжден медалями «За боевые заслуги» (1943 г., 1945 г.), «За победу над Германией» (1945 г.).

Павел Кузьмич и Борис Павлович. Животиковы. г. Москва 1961 г.
КУ «Государственный архив Югры». Ф. 506. Оп. 1. Д. 183.

Животиков Павел Кузьмич родился 24 (11) июня 1904 г. В семье сельского писаря Животикова Кузьмы Андреевича и домашней хозяйки Елены Яковлевны. Окончив начальную школу в с. Ая Алтайского края, учился в Бийском катехизаторском училище. После смерти родителей от тифа в 1920 г., отучился год в Чемальской школе, восьмой и девятый классы, которой считались педагогическим техникумом. Оставив учебу, устроился делопроизводителем в Карабинский райисполком Бийского уезда, затем работал конторщиком Карабинского кооператива (1921–1922 гг.)

В 1922 г. Павел Кузьмич становится заведующим Сайлайской начальной школы, затем учителем Солтонской начальной школы, позднее его назначают заведующим Кокшинской и Старо-Тырышкинской начальных школ Алтайского края. Там на первом этапе своего становления как учителя, постигая азы педагогики, Павел Кузьмич на всю жизнь определил и оставался верен своему призванию. В 1930 – 1931 гг. из - за болезни дочери Гали вынужден был работать учителем русского языка и литературы в школе крестьянской молодежи в с. Варюхино Томского района, но несмотря на все старания семьи, дочь от кори и пневмонии скончалась.

В 1931 г. поступил на филологический факультет Томского индустриального педагогического института; в 1933 г. был переведен на высшие педагогические курсы при Северном отделении Ленинградского педагогического института им. А.И. Герцена, который окончил в 1934 г., получив специальность педагога и преподавателя русского и хантыйского (остяцкого) языков.

По окончании института Павел Кузьмич был назначен преподавателем в Остяко-Вогульский педагогический техникум, где преподавал русский язык, хантыйский язык и литературу. В 1936 г. переведен преподавателем русского и хантыйского языков на учительские курсы при Тюменском пединституте, на которых проходили ускоренную подготовку будущие учителя национальных школ. После расформирования  курсов в 1938 г. один год проработал учителем школы на станции Кривощёково Томской железной дороги.

Преподаватели и учащиеся Остяко-Вогульского педагогического училища 1936-1937 гг.
КУ «Государственный архив Югры». Ф. 486. Оп. 1. Д. 128.

В этот период Павлом Кузьмичем был подготовлен школьный учебник для чтения по хантыйскому языку, который так и не был издан. С 1937 по 1938 гг. учился в аспирантуре Института народов Севера им. П.Г. Смидовича при Комсеверпути по лингвистике.

Затем, по приглашению, как специалист по хантыйскому языку, вернулся на в Север, и с 1939 до 1942 гг. работал преподавателем русского и хантыйского языков в политпросветшколе, педагогическом училище. Позднее переведен в должность директора Сургутской средней школы.

В 1941 г. в газете сталинская трибуна было опубликовано и изложено в стихах «Письмо товарищу Сталину от трудящихся Ханты-Мансийского округа»  авторами опубликованного письма были: Животиков П.К., Казаков К.И., Пестов С.Ф., Лазарев Г.Д. и Макушин Д.Ф. Письмо было одобрено 12 января 1941 года на митингах трудящихся поселка Ханты-Мансийска и с. Самарово с участием депутатов и гостей, прибывших на окружную юбилейную сессию из всех районов в связи с 10-летием Ханты-Мансийского национального округа. На митингах присутствовало более 3000 человек [1].  

«Письмо товарищу Сталину от трудящихся Ханты-Мансийского округа».
«Сталинская Трибуна» 31.01.1941 г. № 25.

КУ «Государственный архив Югры». Ф. Р32. Оп. 1. Д. 36 Л. 50Совместно с преподаванием Павел Кузьмич занимался исследованием диалектов хантыйского языка, объезжал отдаленные участки Севера, собирая материалы. Возглавлял работу по созданию единого хантыйского литературного языка и руководил курсами повышения квалификации учителей национальных школ Севера.

Животиков П.  Итоги работы практикантов в национальных хантыйских школах. «Сталинская Трибуна» 14.05.1941 г. № 111.
КУ «Государственный архив Югры». Ф. Р32. Оп. 1. Д. 38 Л. 65

Животиков П. К. Чему учит практика (итоги педагогической практики в педучилище).
«Сталинская Трибуна» 16.05.1941 г. № 113.  КУ «Государственный архив Югры». Ф. Р32. Оп. 1. Д. 38 Л. 70.

В результате работы, Животиковым Павлом Кузьмичем был подготовлен  в 1942 г. учебник хантыйского языка для подготовительного и 1-го классов национальных школ, «Очерки грамматики хантыйского языка», и статья «Хантыйский язык и письменность».

Сын Животикова Борис Павлович, при подготовке к публикации фронтовых писем, писал: «Отец был скромным человеком. Он и мысли не допускал о высокомерии, превосходстве над кем-либо, о своем праве унижать других. Сам был очень трудолюбив и не терпел халтуры, безделья, жульничества»[2].

В 1942 г. Павел Кузьмич был призван в Красную армию, и находился в составе 536-го отдельного линейного батальона связи 39-й армии в качестве рядового, затем командира отделения. Воевал на Калининском, Третьем Белорусском и Забайкальском фронтах. В письме за 1942 г. Павел Кузьмич писал: «Мои боевые дела идут неплохо. Сейчас выдвинут на работу военного корреспондента и начинаю приступать к работе. Эта работа очень интересная и полезная, а главное, живая. Сидеть на одном месте не придется»[3].

Особого внимания заслуживают письма присланные Павлом Кузьмичем своей жене Анне Кирилловне и сыну Борису во время войны. В письмах чувствуется не только горячая любовь Павла Кузьмича к своей семье, но и переживания за каждого близкого ему человека. Так, в послесловии  к статьям посвещенным Павлу Кузьмичу Животикову в журнале «Подорожник» краевед Валерий Константинович Белобородов писал: «Переписка его была обширной, на нее он, видимо, потратил большую часть свободных минут, интересуясь жизнеустройством многих людей, принимая участие в судьбах осиротевших племянников, овдовевшего старшего брата жены, отыскивая затерявшегося в хаосе войны родного брата... Нередко родные и друзья, остававшиеся в тылу, вести друг о друге получали окольным путем - через полевую почту, от Павла Кузьмича. Он же посылал сообщения о своих однополчапах-земляках их родным в Сибирь. Он постоянно связывал между собой людей и был инициатором оказания помощи и духовной поддержки кому-нибудь из них»[4].

КУ «Государственный архив Югры». Ф. 506. Оп. 3. Д.17. Л.162.

Мои дорогие Аня и Борик!!

Ваше молчание губительно отражается на моем настроении, на всем. В голову приходят разные глупые и дурные мысли. Проходят дни и недели томительного ожидания, однако почти не приносят ничего. Сегодня от Николы из НС получил письмо. Он сообщает, что в связи с урожаем картошки питание значительно улучшилось, здоровье тоже стало лучше. Сильно заботится о тебе и просит скорее организовать ваш переезд к нему. Откровенно говоря, я очень жалею о том, что этим летом не помог вам выехать с Севера, ибо со своими тебе легче было бы переносить всю тяжесть жизни. главное дело в здоровье, а оно у тебя неважное, и я сильно боюсь за тебя и сына.

 

 

Эдик выздоровел, но (сообщил Коля!) не хочет учиться, несмотря на все меры со стороны И.М. Пишу ему «с подходом» письмо, где хочу «повлиять».

 

 

Как-то ты и Борис начали жить вторую зиму без меня! Сознание этого так гнетет, что просто не нахожу себе покоя. Но стараюсь не думать о худшем. Бесит еще и то, что ничем, абсолютно ничем не в силах оказать вам помощь. Если раньше иногда посылал немного денег, то сейчас, питаясь за плату в столовой, все до копейки проедаю. Служебное мое положение до крайности неопределенное, ибо должность внештатная (неоплачиваемая!), а начальство с обещаниями тянет вот уже несколько месяцев. Так только и остается делать, как пишет мне Андрей: «С мечтою встаю, с мечтою работаю, с мечтою засыпаю».

 

КУ «Государственный архив Югры». Ф. 506. Оп. 3. Д.17. Л. 142. 

<…> Интересно, как развивается Борис?! Наверное, у него в поведении и развитии появилось столько новых черт, что я просто не представляю. Мне кажется, что детсад должен подействовать на него плодотворно, чувство коллективизма, товарищества, ответственность за свои поступки перед друзьями и воспитателями должны привиться ему за это время и изгнать отрицательную сторону его характера – болезненный эгоизм.

Так ли в действительности это? Мне кажется, нужно будет больше уделять тебе сейчас внимания на подбор друзей, на режим его поведения в свободное от детсада время и оберегать его от разлагающего влияния улицы, которая так сильно обычно тянет ребенка в его годы. Особенно нежить, беречь и баловать тоже не стоит, нужно немножко и закалять, но постепенно и незаметно.

У Борика должен быть хороший голос и музыкальная способность. Попробуй повнимательнее приглядеться к нему и, может быть, сумеешь договориться с учителем музыки проводить изредка, но систематически музыкальные занятия. (Ведь делают же это Анисимовы для своей дочурки!). Напиши мне, пожалуйста, подробно все о Борисе, укажи его недостатки, и я попробую написать тебе ряд советов.

КУ «Государственный архив Югры». Ф. 506. Оп. 3. Д.17. Л.142.

Проблему учительских кадров, в дальнейшем Павел Кузьмич решал в качестве руководителя высших учебных заведений. Так, в 1952 г. направлен директором Тобольского педагогический института, где проработал до 1964 г. За время работы в качестве директора института была улучшена подготовка преподавателей физики, математики, русского языка и литературы. Помимо ректорской и педагогической деятельности Павел Кузьмич был избран депутатом Тобольского городского совета депутатов трудящихся, членом Тобольского горкома партии, возглавлял городскую организацию всесоюзного Общества по распространению политических и научных знаний. В 1964 г. был переведен на должность ректора Ишимского педагогического института.

В 1966 г. Павел Кузьмич Животиков ушел на заслуженный отдых и последние годы провел в г. Новосибирске.

Сын, Борис Павлович Животиков, подготавливая к изданию фронтовые письма своего отца старался как можно глубже передать личные качества Павла Кузьмича, как человека он писал: «Всякий раз он старался как можно точнее оценить себя и других, учился так сказать, и «по жизни», «на практике», и вновь возвращался к теории. Он неуклонно расширял свой кругозор, старался смотреть на жизнь шире, с высоты своего опыта, и глубже. Можно сказать, развивал, «тренировал» разумную терпимость к людям, то есть, чтобы деревья не заслоняли лес»[6].

Список литературы:

1. Рябий Михаил Михайлович Образ города Ханты-Мансийска в разные эпохи // Вестник ЮГУ. 2012. №1 (24). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/obraz-goroda-hanty-mansiyska-v-raznye-epohi (дата обращения: 05.06.2019).

2. КУ «Государственный архив Югры». Ф. 506. Оп. 3. Д.17. Л.130

3. КУ «Государственный архив Югры». Ф. 506. Оп. 3. Д.17. Л.32

4. ПОДОРОЖНИК: Краеведческий альманах. Вып. 4 / Ред.-сост. В.К. Белобородов. — Тюмень: Мандри Ка, 2004.  С 190

5. КУ «Государственный архив Югры». Ф. 506. Оп. 3. Д.17. Л.134

6. КУ «Государственный архив Югры». Ф. 506. Оп. 3. Д.17. Л.133


«На главную